Угги и Теодора. Сказки из серии "Драконы и принцессы"



Дракон Угги был одним из наследников рода жёлтых болотных драконов.

Он был самым жёлтым, хотя и не самым крупным среди сородичей – чуть меньше крестьянской лошади.

Больше всего на свете Угги любил собирать красивые вещи. Ничего не хранилось у него в одном экземпляре, к каждому предмету обязательно присоединялись другие подобные. В его земляном логове на болоте было множество комнат, в которых он хранил свои коллекции. Отдельно лежали горные самоцветы, рядом в шкафу были кольца, ещё одна комната хранила множество шлемов с самыми невероятными украшениями, небольшой сундучок с женскими туфельками без пары, полка старинных монет, карниз расписных тарелок. Гордостью Угги был шкаф с цветными болотными огоньками, запечатанными в стеклянных бутылках. Еще он собирал птичьи перья, старые подковы и бронзовые колокольчики, охотничьи рожки и подставки для факелов. В отдельной комнате большой кучей лежали недавно принесенные вещи, ожидая сортировки.

Род жёлтых болотных драконов был довольно обширным: у Угги было множество тётушек, дядюшек, двоюродных братьев и троюродных сестёр. Им прекрасно жилось на болотах – непроходимые топи надёжно охраняли от любопытных глаз.


Однажды, в очередной День большого семейного совета все драконы собрались в зале старейшины. Они расселись вдоль длинного обеденного стола и ждали начала совета. Вот уже пятьсот лет старейшиной был Ульберт Кривоносый – седой сморщенный бледно-жёлтый дракон. Ульберт по традиции начал перечислять имена всех присутствующих. Это длилось так долго, что первые из названных успевали трижды выпить по кубку эля, пока перекличка подходила к концу. Обычно после этого следовало разрешение начать трапезу. Но в этот раз седовласый дракон, сделав долгую паузу в конце списка, вдруг попросил своего племянника Урко повторить всё сказанное. Вздох разочарования пронесся по залу. Молодой дракон тоже не ожидал подобных просьб. Всё это время он занимался дележом жареного гуся со своей троюродной кузиной Урией. Отставив гуся, Урко послушно начал бормотать имена. Однако, уверенности в голосе становилось все меньше. Урко, потупившись, посмотрел в свой кубок – он застрял на имени дородной драконихи, не в силах вспомнить, то ли тётя она ему, то ли племянница, и тем более, как её зовут.

– Вот! – возвестил Ульберт, подняв вверх указательный палец, унизанный толстыми перстнями. – Я так и знал! Когда умру, стало быть, никто не упомнит величие нашего рода. И нечем будет гордиться нашим потомкам!

Всполошилось семейство, многие даже отставили кубки с элем:

– Как же так? О нас забудут? Этого не может быть!

Паника началась между драконами:

– Что же нам делать, мудрейший Ульберт? – вопросили они.

Ульберт обвёл всех торжественным взглядом и сказал:

– Нам нужно дерево!

Недоумённые взгляды вновь обратились на седого дракона.

– Родословное дерево! – уточнил старейшина. – Чтобы разместить там все наши имена от самых корней и до сегодня!

Всем очень понравилась эта идея. Каждому при рождении выдавался фамильный пергамент, на котором значилось полное имя и титул. А жёлтые драконы очень любили меряться титулами друг с другом.

Никто толком не представлял, как должно выглядеть это дерево, но было решено, что оно должно быть пышным, ярким, большим и желательно блестящим. Оставалось выбрать того, кто сможет это сделать. Каждый член семейства с торжественной миной подходил к Ульберту и благодарил за возложенную честь, но тут же добавлял, что как раз сейчас он очень занят. Все причины были исключительно важными и серьёзными.

Ульберту уже порядком надоело слушать отговорки родственников.

Постепенно очередь дошла до Угги. Он бодро сообщил о ещё неразобранной «куче всего» в аршин высотой, которую срочно нужно разложить по коллекциям.

– Вот заодно и пергаменты наши по коллекциям разложишь! – раздраженно бросил Ульберт и тут же утвердил Угги главным по дереву.

Остальные драконы бурно поддержали выбор старейшины, попутно восхваляя тонкий вкус Угги.

Итак, именно ему выпала честь собрать воедино всю родословную жёлтых болотных драконов. Родственники желали увидеть пышное дерево. И чем быстрее, тем лучше.

На этом большой семейный совет был окончен. Уходя, каждый дракон оставил свой пергамент, не забыв подмигнуть Угги, чтобы тот получше разместил его «на дереве».

Так скромная пещера беззаботного Угги оказалась завалена листами пергамента с именами и званиями каждого жёлтого дракона с незапамятных времен.

Угги сразу же приступил к работе. Но стоило ему выложить все пергаменты правильно, как от малейшего сквозняка они поднимались в воздух и перемешивались. Это страшно нервировало Угги. Он засыпал в плохом настроении и просыпался в еще худшем, как только снова видел свою комнату, заваленную пергаментами от стены до стены.

Угги ужасно устал от этих пергаментов и решил полетать немного, чтобы развеять мрачные мысли.

Он полетел над землями, принадлежавшими королю Драгоберту III. С высоты Угги увидел кое-что интересное: во дворе почти каждого дома сидели женщины и ткали чудесные полотна с яркими узорами. Цветные узоры очень понравились Угги. Он зачарованно глядел на переплетение полос и цветов, птиц и единорогов. И все это из простых шерстяных ниток! Угги начал прикидывать, сколько бы таких ковров ему понадобилось для коллекции. Но тут он вспомнил, что складывать ковры ему совершенно негде и ужасно расстроился. Его взгляд упал на большой ярко-жёлтый гобелен с изображением синего дерева. И тут Угги осенило:

– Так вот, что мне нужно! – обрадовался он. – Все имена жёлтых драконов поместятся на одном ковре! И эти пергаменты не будут путаться у меня под ногами!

В ближайшем селении Угги нашёл ткацкую мастерскую. Спрятавшись на заброшенной сыроварне, он подсмотрел, как хозяин мастерской складывает мотки цветной пряжи в крытую повозку, готовясь утром отвезти товар на ярмарку. Ночью Угги тихо впрягся в повозку вместо лошади и счастливый поскакал в сторону своих болот.


На следующий день Угги снова отправился в селенье, чтобы найти ткачиху для гобелена. Улицы были украшены лентами и флагами – люди готовились отмечать праздник урожая. Угги не очень нравился этот праздник. По традиции, в конце веселья из амбара выкатывали деревянное чучело дракона и сжигали его. Люди верили, что это оградит их от встречи с настоящим драконом. Поэтому Угги очень хотелось управиться побыстрее.

На ярмарочной площади дракон высмотрел самую нарядно одетую девушку. Угги любил всё красивое! Только подобраться к ней было невозможно: вокруг постоянно находилось пять или шесть рыцарей в доспехах.

Тогда Угги пошёл на хитрости.

Он нашёл чучело дракона в амбаре. Аккуратно разобрав его на детали, он нацепил всё на себя. Бочку с нарисованными глазами и рогами вместо ушей одел на голову. Длинную синюю попону, которая была ему великовата, накинул на спину. По бокам прицепил веники из лозы, что были вместо крыльев. Хвост обвязал цветными тряпками и оставил торчать из-под накидки.


В таком виде Угги вышёл на улицу и, весело кружась и подпрыгивая, стал продвигаться в сторону главной площади. Люди смеялись и показывали пальцем на переодетого дракона, думая, что чучелом изнутри управляют дети.

Посреди площади тряпичный Угги стал танцевать. Это был свадебный танец жёлтых драконов. Все вокруг просто умирали со смеху. Уличный музыкант, скучавший в тени трактира, достал скрипку и заиграл в такт.

Вышла и красавица посмотреть на развлечение. Она бойко пробралась в первый ряд и стала хлопать в ладоши, требуя чтобы дракон станцевал ещё. Угги переместился поближе к ней и стал жонглировать капустными головками. Девушка пришла в восторг. Тогда Угги подошёл ещё ближе и неуклюже присел, предлагая девушке прокатиться на нём.

Красавица с удовольствием забралась на спину Угги, а тот, медленно и косолапо подпрыгивая, направился вдоль по шумной улице. Люди весело махали руками довольной наезднице, рядом бежали дети. Однако дракон ускорил шаг, направляясь в сторону леса. И когда рыцари, охранявшие девицу, заподозрили неладное, Угги уже во всю прыть нёсся к своим болотам.

– Не ешь меня! – воскликнула девушка, как только дракон опустил её на землю посреди болот. – Я – Теодора, единственная дочь Короля! Тебе дорого заплатят, если ты сейчас же вернёшь меня обратно.

Угги нахмурился.

– Жёлтые драконы не едят людей, – сказал он и презрительно махнул хвостом. – Я отвезу тебя обратно, как только справишься с одним делом. Заходи!

Принцесса замолчала и направилась вслед за драконом в нору под холмом.

Угги привёл её в главную пещеру и принялся показывать пергаменты на полу, объясняя, как всё должно быть. Потом он продемонстрировал содержимое телеги, украденной у ткача.

Принцессу всё это не слишком заинтересовало – она достала из кармана леденец и отправила его за щеку.

– Ты будешь здесь ровно столько дней, сколько потратишь на изготовление гобелена с деревом жёлтых драконов! – сообщил ей Угги.

– Я не умею ткать, я же принцесса! – воскликнула пленница.

Но Угги был уверен, что любая девушка, если захочет, сумеет соткать гобелен. Поэтому он грозно подвинул к ногам принцессы пряжу и направился в дальнюю комнату, где хранил свой собственный пергамент.

Когда он вернулся в зал, принцессы там не оказалось.

Угги застал свою гостью в другой комнате за примеркой туфельки из его коллекции.

– Положи на место! – возмутился дракон

– Я - только посмотреть! – ответила принцесса, неохотно возвращая ногу в свой башмак.

– Ещё раз сюда войдешь – сожгу тебя целиком!

– Очень надо! – хмыкнула принцесса. – У меня дома такого добра полно!

Послушай, дракон… Угги, – прочитала она имя на пергаменте, который он держал в руках, – а давай ты вернёшь меня домой, а я договорюсь с Королём, чтоб он нашёл тебе ткачиху вместо принцессы? – предложила Теодора

– И почему же я должен верить тебе? – прищурился дракон.

– Потому что это правильно: принцесса возвращается домой в обмен на ткачиху! – заумным тоном произнесла Теодора.

– А по-моему, правильно будет так: принцесса делает гобелен и возвращается домой. Или Принцесса НЕ делает гобелен – и отправляется на съедение болотным псам!

– Принцессы не ткут гобелены!!! – разозлилась красавица. – Верни меня домой немедленно!

Вдруг кто-то настойчиво постучал в дверь.

– Угги открывай! – раздался голос Урсулы – троюродной кузины Угги. – Я слышу, что ты там!

– Тише, не кричи, – зашикал Угги на принцессу, – иначе мне конец, - сказал Угги и бросился к двери.

Из коридора раздался шум, визг и топот. Послышался грубый завывающий голос:

– Что за звук? У тебя там что, человек? Дай взгляну одним глазком, – толстая драконша с когтистыми грязными лапами просунулась в комнату. От неё ужасно пахло гнилым болотом и чесноком.

– Человек! Ого! Какая мелкая, – завопила Урсула, недобро прищурившись. – Дашь потом мне с ней поиграть?

– Да хоть сейчас бери, – пробурчал Угги.

– Нет-нет, – быстро вставила принцесса, – извините, я не могу, я тут по делу.

– А? – Урсула недоверчиво уставилась на принцессу.

– Вот плету ковёр для господина Угги, – сказала она, указав на мотки ниток, разбросанных по комнате.

– Зачем тебе ковер? – спросила драконша.

– Не твоё дело! –Угги попытался подвинуть кузину к выходу.

– Ах, не моё дело? – тут же вспылила драконша. Верхняя часть её огромного туловища покраснела и стала покрываться фиолетовыми пятнами. – Тогда, может, ты покажешь мне наше дерево? Ульберт Кривоносый послал меня проверить работу. Готово уже?

Угги фыркнул в ответ.

Глаза Урсулы блеснули недобрым огнём:

– Заводить людей в доме запрещено! Я расскажу Ульберту! И завтра здесь соберётся всё семейство – будешь знать, как ковры свои плести вместо важных семейных дел, – пригрозила Урсула и выскочила прочь из пещеры. На выходе она так хлопнула дверью, что загудел весь дом.

– Это конец, – протянул Угги и сел возле стены. – Теперь все узнают, что я связался с человеком – позор! Я лишусь звания «Благородный», а возможно и титула «Самый жёлтый». О, я превращусь в посмешище!

Несчастный дракон сел на пол, обернувшись хвостом, уставился в одну точку и стал покачиваться взад-вперёд.

– Всё из-за тебя! – вдруг вспомнил он про принцессу. И продолжил:

– Солнце скоро будет садиться. А знаешь, Теодора, как холодно и страшно ночью на туманных болотах? А завывания болотных псов ты слышала когда-нибудь? – принцесса побледнела от этих слов.

– Итак, или ты сделаешь дерево, или отправляйся ночевать на улицу! – закончил Угги.

Что было делать принцессе? Она не умела ни шить, ни ткать, ни вышивать. Зато Теодора знала толк в придворных церемониях и праздничных декорациях.

Сложив руки на груди принцесса спросила:

– Как должно выглядеть дерево?

Угги вспомнил, что хотели родственники:

- Родовое дерево жёлтых драконов должно быть пышным, ярким, большим и желательно блестящим

– А цвет гобелена? – уточнила Принцесса.

– А про гобелен вообще ничего не было, это моя идея, – уныло отозвался Угги.

Тогда Теодора отправила Угги складывать пергаменты в порядке происхождения драконов, а сама принялась обматывать цветными нитками ствол старой яблони, которая стояла во дворе перед входом в жилище Угги. Дерево стало радужным и необычным. Потом она нанизала пергаменты на цветные ленты, а Угги развесил их на дереве, как флажки на ярмарке. Из оставшихся лент и пряжи принцесса сделала банты и тоже прикрепила их к веткам. Когда работа была закончена, Угги придирчиво осмотрел дерево и сказал:

– Не пышно. Им не понравится.

Теодора задумалась.

– Хорошо, – сказала она. – Тогда нужно кое-что добавить!

Она зашла в земляной дом и вернулась, держа в руках часть роскошной коллекции женских туфель. Пока Угги не видел, она ловко подвесила их на дереве.

Угги возмутился – он очень ценил свои коллекции. Но потом ему показалось, что так действительно красивее.

– Ладно, бери всё, что хочешь, – согласился дракон, – только, смотри, не поломай ничего!

Весь вечер трудилась принцесса, перетаскивая коллекции на улицу и художественно развешивая экспонаты на дереве. Угги время от времени подходил и поправлял вещи, то и дело перевешивая что-то более правильно.

– Ну как? – спросила принцесса, прикрепив последнюю серебряную ложку возле пергамента самого Угги.

– Красиво, – довольно улыбнулся дракон. Но тут тень сомнений снова мелькнула в его глазах. – Но им всё равно не понравится!

– Что не понравится? – удивилась Принцесса.

– Не блестит! – заявил Угги с печальной миной.

Теодора присела на мшистый холм возле входа и, нахмурившись, стала тыкать землю каблуком своего башмака. Она очень устала и теперь не знала, что делать. Ведь она уже использовала всё, что могла.

Угги почувствовал, что очень огорчил принцессу своим недовольством. Он сел рядом и тихонько начал жонглировать камушками, чтобы хоть как-то развлечь её. Но принцесса продолжала мрачно ковырять землю.

– Теодора, – Угги вспомнил хорошую тему для беседы. – А я показывал тебе шкаф с болотными огоньками в бутылках? Они очень редкие, собраны со всех наших окраин. А некоторые даже из …

– Огоньки?! – перебила его принцесса. – Это то, что нам нужно! Неси их сюда скорее!

Угги тут же пожалел, что заговорил об этом. Но всё же пришлось ему отпереть свой шкаф и выдать Теодоре все огоньки. Действительно, они были очень красивы – мягкий свет исходил из каждой бутылки. У каждого огонька был свой оттенок – принцесса никогда не видела более приятного свечения.

Эти удивительные фонарики Теодора развесила вокруг пергаментов самых старых и заслуженных драконов. Больше всего блестяшек досталось, конечно же, Ульберту Кривоносому. Дерево засияло огнями – и Угги, казалось, тоже засиял от счастья.

На следующий день после обеда стали собираться родственники. Их встречала принцесса Теодора, представляясь Главным Мастером по родословным деревьям. У неё был настолько важный и уверенный вид, что никто из драконов ни сколько не сомневался в её должности. Королевские манеры и речь Теодоры всё больше убеждали драконов в красоте и пышности их нового дерева. Кроме того, она пообещала занести жёлтых драконов в почетную Книгу Всех Родословных, которая хранится у неё дома.

Но вот прибыл сам Ульберт Кривоносый – старейшина рода. В ответ на приветствие принцессы он лишь приподнял бровь и потребовал показать ему дерево. Драконы расступились. Ульберт молча обошёл вокруг расцвеченной яблони с пергаментами и подозвал к себе Угги. Все замерли.

– Сколько лет живу я на этом свете, но такой дерзости еще не видывал, – строго начал старейшина. – Что можно сказать о драконе, который завёл в своем жилище человека? Только одно – позор! Ты не заслуживаешь носить титул «Благородный»! – Угги опустил голову. – Но… что я могу сказать про дерево? – тут взгляд Ульберта остановился на его собственном пергаменте, увешанном цветными огоньками. – Дерево поистине великолепно!

Родственники дружно поддержали последние слова старейшины. Они устроили весёлый праздник прямо на улице. Угги принёс для всех угощение из своей кладовой. Из его пергамента пропал титул «Благородный» за содержание в доме человека. Зато, вместо него, появилось новое звание – «Великолепный» – за создание поистине великолепного родословного дерева жёлтых болотных драконов.


Просмотров: 0
+380604847363
  • White Facebook Icon
  • White Instagram Icon

© 2023 Виолетта Боригард. Сайт создан на Wix.com